Теодицея

— Эрен! — Голос эхом заметался по горному склону, подняв в воздух стайку мухоловок. 

Высокий человек в поношенных одеждах замер перед гигантской аркой, обрамляющей вход в святилище бога. На чёрном блестящем камне врат тускло светились багровые глифы, начертанные самим Эреном в те времена, когда творец ходил по созданному им миру в тленной оболочке. Таких святилищ по миру было раскидано немало, но большинство из них было закрыто от посторонних глаз и неустанно охранялись культом создателя. Это же было давно заброшено. Итор случайно обнаружил его несколько лет назад во время охоты.

— Эрен, — уже тише повторил путник, опустив голову, — позволь рабу твоему Итору войти в дом твой и вознести молитву. Ямаскулинэ!

Глифы мигнули ярко-жёлтым, и ворота нехотя приоткрылись. Итор осторожно проскользнул в щель между створками — и оказался внутри просторной пещеры. Сумрак помещения рассеивали тысячи белых точек на полукруглом своде: казалось внутри пещеры сияет собственное звёздное небо. Но взгляд путника был прикован не к чужим созвездиям, а к центру пещеры. Сбросив поклажу, Итор с волнением зашагал к круглой бронзовой чаше — священному очагу, символу бога этого мира. Подойдя вплотную, Итор упал на колени и поднял руки в молитвенном приветствии.

— Великий бог всего сущего! Услышь мою молитву! — Итор коснулся ушей, глаз и рта, совершая ритуал. — Я, Итор, сын Итора из рода Лливелинов… последний из Лливелинов. Скажи, за что ты так ненавидишь род человеческий? Мы живём короткий век, умираем от болезней, войн, тяжёлой работы, голода. Разве это справедливо? Почему ты не сделал нас бессмертными волшебниками, как эльфов? Почему они могут творить зло над нами безнаказанно...

— Хватит ныть, атан.

Итор вздрогнул и обернулся на голос. Возле входа он увидел эльфа с охапкой хвороста.

— Эрен-хир прислал мне слугу, как щедро с его стороны. Я уж переживал, что придётся самому ужин готовить, — эльф уронил хворост на каменный пол святилища и отряхнул тёмно-зелёную накидку — Эй, атан-дур! Разожги огонь и отправляйся на охоту. Я видел пасущихся ньиэни к закату отсюда.

Итор поднялся.

— Э, да ты из храван? Дикий? — присвистнул эльф. В ладони его на миг вспыхнуло синее пламя. — Хотя кого я ожидал увидеть в этих горах. Атан, стой на месте и открой рот, если хочешь жить. Иначе вместо козлика на ужин у меня будет человечина.

Эльф быстрым шагом пересёк расстояние от входа до очага. В его руке Итор с ужасом разглядел извивающуюся многоножку, кончики лапок которой сверкали в полутьме святилища. Не успел он дёрнуться, как эльф схватил его за горло.

— Открой рот, — прошипел эльф, сверкнув изумрудно-зелёными глазами, — Немедленно.

Итор разжал стиснутые зубы, чтобы послать эльфа. И тотчас ему в рот запихнули многоножку. Насекомое проскочило по его горлу, раздирая внутренности лапками, и заворочалась внутри.

— А-а-а-а-а-а-а!

Крик вырвался из горла Итора, он рухнул на пол, сжимая грудь руками.

— Хватит притворяться, что тебе больно, — эльф пнул корчащегося человека, — лимбетелька уже заснула. Однако, если ты меня огорчишь, атан-дур, я её разбужу. Вот так.

И тотчас в сердце Итора вонзилось сотня маленьких колючек. Он закричал, расцарапывая грудь.

— Будь послушным, атан-дур, — эльф достал из поясной сумки трубку, набил её табаком и поджёг магическим огнём. — И больно не будет. А теперь бегом за мясом. С очагом я, так и быть, сам управлюсь.

 

Когда Итор вернулся с тушкой козлёнка на плечах, в священном очаге уже переливались жаром угли. Эльф расположился рядом, раскладывая на каменном полу многочисленные вещи, которые он достал непонятно откуда. Потому что тот рюкзачок, который висел у него за спиной, никак не мог их все вместить.

— Вернулся? — эльф не глядя запустил в человека котелком. — Положи мясо и отправляйся за водой. Источник ниже по склону.

— Стемнело уже, — Итор сбросил козлика на пол и поставил там же пойманный котелок. — Не найду.

Эльф поднял голову и хмыкнул.

— Ладно, разделывай мясо. Схожу за водой сам. Никудышный из тебя дур, атан.

— Я не слуга. Меня зовут Итор.

— Хуитор, — эльф засмеялся, сверкнув белоснежными зубами. — Делать мне больше нечего, имя фаира запоминать. 

— Ты хотел сходить за водой, эльф.

Смех прекратился.

— Играешь с огнём, — эльф сжал кулак, и в сердце Итора впились раскалённые иглы боли. — Моё имя Ирулин. И впредь обращайся ко мне уважительно, дур.

— Я понял, Ирулин-херу, — Итор скрючился на каменном полу. — Пожалуйста, прекратите.

Боль исчезла.

Херу? Ты знаешь низкое наречие? — эльф подошёл к Итору и присел рядом. — Ты не простой фаир.

— Я родился и вырос в Эренберге, Ирулин-херу, — Итор сел, вытащил из-за пояса разделочный нож и воткнул его в тушу. — До того как сбежал.

— Вот как, — хмыкнул эльф и, подобрав котелок, вышел из святилища.

 

***

 

Атан, ты живёшь здесь?

Всё то время, пока Итор разделывал мясо, кипятил воду и готовил приправы, эльф сидел на каменной подставке у стены. Над его головой плавала магическая сфера, освещая крохотный участок святилища.

— Нет, Ирулин-херу. Мой дом был у подножия горы.

— Был? 

— Его сожгли эльфы поллуны назад, — Итор перемешал деревянной ложкой варево в котелке и, подув, осторожно попробовал. — Скоро будет готово.

— Эльда? Расскажи подробнее.

— Когда я вернулся с охоты, обнаружил только пепелище. Жена, трое сыновей… все были мертвы. На них не было ни раны, но в Эренберге я видел казни провинившихся слуг. Магия. Эльфийская магия. Я пытался найти убийц, но… это же эльфы. Они не оставляют следов. Тогда я и отправился сюда, спросить у Эрена, почему он сделал мир таким несправедливым.

— Зачем ты хотел найти меня, атан? — эльф перелистнул страницу. — Чего бы ты добился? Только своей смерти. Требовать же ответа у бога… 

— Это был ты? — Итор развернулся к Ирулину, сжав кулаки. — Ты!

— Я, — эльф поднял палец, и в груди Итора предупреждающе зашевелилась многоножка. — Твои носс наглым образом напали на меня.

— Ты… Зачем...  — Итор сжал грудь, смаргивая слёзы.

— Я потратил весь фоа в дороге. Твоя хибара очень удачно попалась на пути и я зашёл взять немного вяленого мяса. А на меня спустили собаку какие-то фаир! Разумеется мне пришлось убить их. Хотя, наверное, сжигать дом было уже перебором. Но поставь себя на моё место: какие-то пчёлы не хотят отдавать мёд. Я был в ярости! Как там сальф, кстати, не готов ещё? Пахнет вкусно.

Итор нехотя повернулся к котелку и подхватил ложкой кусок козлятины.

— Готов, Ирулин-херу.

— Прекрасно! Накладывай.

Итор разлил суп в чашки и принёс эльфу.

— Что вы со мной сделали, Ирулин-херу? Вы убили мою семью, а я… я прислуживаю вам, как будто ничего не произошло.

— Магия подчинения. Идёт в комплекте с лимбетелькой. — эльф достал из-за голенища ложку и попробовал суп. — Хм, атан-дур, из тебя вышел хороший повар. Очень вкусно.

— Спасибо за похвалу, Ирулин-херу, — Итор вытер рукавом слёзы.

 

***

 

Поужинав, эльф заставил Итора вымыть пол в святилище пол. После чего стал рисовать на полу сложный узор.

— Я спиной чувствую твоё любопытство, фаир. Давай уже, спрашивай.

— Что вы делаете, Ирулин-херу?

— Собираюсь призвать Эрена.

— Бога? Зачем?

Эльф поднялся с колен и вытер пот со лба. Вокруг очага в центре святилища вился белый узор из кругов и спиралей.

— Чтобы он спас эльда.

Итор подался вперёд.

— От чего, Ирулин-херу? Кто может грозить бессмертным эльда? Гиганты севера? Тёмный властелин? Запретная магия?

Амлюг.

— Дракон? Но это же сказки. Драконов не существует.

Эльф развёл руки в стороны, зажигая в ладонях синее пламя.

— Ты обошёл весь мир, фаир, чтобы так говорить? Дракон реален, и он уничтожает эльда.

— Но ведь эльфы бессмертные волшебники? Как может один дракон уничтожить вас всех?

Ирулин хлопнул объятыми пламенем руками, и синие огоньки брызнули от него во все стороны, впитываясь в линии узоров на полу.

Эльда существуют с самого сотворения мира, атан-дур. Эрен создал нас первыми, мы по-праву считаем себя его детьми. Эльда расселились по всему миру, множа знания, совершенствуя магические искусства. Когда Эрен исчез из этого мира, мы продолжили копить знания, развиваться и совершенствоваться. Однако…

— Бог покинул мир?

Эльф недовольно тряхнул головой.

— Не перебивай меня, фаир. Да, бог оставил своё творение. И в него стали просачиваться посторонние. Кого-то мы изгоняли, кого-то использовали. Вы, атан, из их числа. Но несколько лет назад в наш мир пришло существо, противостоять которому мы не в силах.

Ирулин опустился на колено. сложив ладони перед лицом.

Амлюг ищет эльда словно одержимый. На восточном континенте уже не осталось никого. Все знания, все магические силы эльда востока не помогли им выстоять против него. Многие здесь считают, что амлюг не сможет пересечь мировой океан, чтобы добраться до нас. Но мне кажется, пришла пора обратиться к создателю.

— Ирулин-херу...

— Что?

— Не сочтите за дерзость, но не является ли дракон наказанием эльфам за их гордыню? Возможно ли, что именно Эрен послал его сюда?

Эльф легонько хлопнул ладонями.

— Не говори ерунды, фаир. Этот мир создан богом для эльда. Разве ты сам не видишь? Всё в нём подчиняется нам. За что Эрену наказывать нас? Мы неуклонно следовали его заветам на протяжении тысячелетий!

Итор отставил в сторону чашку с остывшей похлёбкой.

— Когда я жил в Эренберге, святилище Эрена было закрыто даже для эльфов. Если я правильно помню слова айре, второе пришествие Эрена принесёт гибель эльда…

— Чушь! Детские страшилки! — Ирулин рывком поднялся. — Нет ни одной причины богу убивать своих детей! А теперь замолчи. Я начинаю ритуал.

Ирулин запел. Слова вытягивались из его рта серебряной лентой, сворачивались в клубок над успевшим погаснуть очагом. Эльф пел долго, пока серебряный шар не вытянулся до потолка святилища.

Пение смолкло. И в тот же миг очаг вспыхнул белым пламенем, поглощая серебро слов. Итор зажмурился, а когда открыл глаза…

Посреди святилища стоял дракон. Угольно-чёрный, с распахнутыми крыльями от стены до стены, он нависал над раскалённым докрасна очагом, над пылающим узором на каменном полу, над беззвучно кричащим Ирулином.

Дракон протянул лапу к эльфу. Схватил его. И откусил голову.

Сердце Итора пронзила вспышка боли.

 

— Эй, атан. Очнись.

Итор открыл глаза. Дракон лежал на полу, свернувшись клубочком вокруг потемневшего очага, словно кошка. Его левый глаз, смотрящий на Итора, горел багровым огнём. От эльфа же не осталось и капли крови.

— Не бойся, тебя я есть не буду. Фаир невкусные. Но забавные. Вы для меня словно котята, если провести аналогию. Так что к людям у меня нет ненависти, зря ты так думаешь.

— Ты слышал мою молитву? — Итор моргнул. Дракон даже не пошевелился, однако Итор каким-то образом всё равно слышал его.

Дракон зевнул, обнажая белые, острые зубы.

— Я всё-таки бог, а не погулять вышел. Так вот, по большому счёту мне на вас плевать, человеки. Я создал этот мир, чтобы выращивать на нём альвов. Хотя эти хитрецы и смогли спрятаться от меня ненадолго.

Дракон выпустил из ноздрей тоненькую струйку пара.

— Я, между прочим, отомстил за твою семью и бесчисленное множество убитых альвами людей. Где твоя благодарность, человек?

Итор упал ниц перед драконом.

— Благодарю тебя, великий создатель! Велика милость твоя! Справедлив твой суд!

— Хватит, хватит, подлиза, — дракон хихикнул, и по телу Итора разлилось приятное тепло. — Когда я съем всех альвов, этот мир мне будет больше не нужен. Могу оставить его вам, человечки, владейте. Что скажешь, Итор из рода Лливелинов? Хороша ли награда за ваши страдания?

Итор сел на колени и молча поклонился дракону, вытирая слёзы.

— Знаешь, я тут подумал, — дракон повернулся к Итору другим глазом. — Может вас, людишек, сделать бессмертными волшебниками? Ты, вроде, это просил?


Created: 17/03/2020 17:55:21
Page views: 53
CREATE NEW PAGE