Ликантроп

— Войдите!
Светлана сильнее прижала папку с документами и робко проскользнула в кабинет.
— Здравствуйте, Олег Анатольевич, я новый стажёр, Ясенева Светлана Ва... — слова застряли в её горле, когда она подняла взгляд. На месте начальника сидело чудовище. Огромное, покрытое шерстью чудовище. С горящими глазами и торчащими из разинутой алой пасти клыками.
Светлана сама не поняла, как оказалась в коридоре. И что пронзительный визг раздаётся из её рта — тоже догадалась не сразу. Только после того, как добежала до кабинета следователей.
— Там! — Светлана бросилась к наставнику, который всё утро урывками проводил ей экскурсию по управлению, отвлекаясь на неотложные дела. — Там монстр!
Ответом ей стал дружный гогот обоих находившихся в кабинете следователей. Светлана в отчаяньи затопала ногами и бросилась к оружейному сейфу. Хоть что-то из объяснений наставника пригодилось.
— Как его открыть? — крикнула она, дёргая ручку сейфа. В ответ ей полетел новый залп ржача. 
И разом смолк.
В тишине, нарушаемой только пыхтением Светланы и вялым звяканьем закрытого замка сейфа, стук когтей по линолеуму прозвучал особенно громко. 
— Поликарпов, — рокочущий голос, который она недавно слышала в кабинете начальства, заставил Светлану замереть. — Я тебя что просил?
— Ввести стажёра в курс дел.
— А ты что?
— Как смог, Олег Толич. Сами знаете, дел невпроворот.
Стук когтей приблизился. Светлана боялась пошевельнуться, не то что оглянуться. И только вздрогнула, когда на её плечо легла ладонь с длинными узловатыми пальцами, покрытыми короткой бурой шерстью. С когтями вместо ногтей.
— Света, — пророкотало чудовище у неё над ухом, — когда успокоишься, зайди ко мне в кабинет ещё раз. Хорошо?
Рука с когтями исчезла. Процокали шаги, удаляясь. Наступила тишина.
Светлана обернулась. Следователи делали вид, что заняты работой:  — усердно шуршали бумагами, перекладывая их с места на место.
Светлана подошла к ближайшему столу на негнущихся ногах и буквально рухнула в кресло с покосившейся спинкой.
— Олег Толич оборотень, — её наставник, Поликарпов, лысый толстяк с красными слезящимися глазами, тут же поставил перед ней неизвестно откуда появившийся стакан, одновременно наливая в него прозрачную жидкость из плоской фляжки. — Ликантроп. Как Люпин из Гарри Поттера.
Светлана осторожно подняла трясущимися руками стакан к лицу. В нос ей ударил запах спирта.
— Толич не Люпин, — второй коллега, молодой черноволосый армянин с курчавой бородой, тоже оторвался от бумаг. — он мужская версия Ангвы, скорее.
Света глотнула из стакана и закашлялась.
— Пей-пей, — похлопал её по спине наставник, — сейчас полегчает.
— Это персонаж из Плоскомирья, тоже оборотень, — продолжил черноволосый. — У меня дома полное собрание Претчета, так что…
— Фанис, — чтобы отобрать стакан у вцепившейся в него как в спасательный круг Светланы, Поликарпову пришлось силой отгибать её пальцы. — ты бы УПК так читал, как свою макулатуру. Света, я же говорил, что Олег Анатольевич — оборотень в погонах.
— Я думала это как в телевизоре! Что он взяточник или с мафией связан, — голова Светланы наполнилась мягким шумом, по рукам и ногам разлилось тепло. Однако картина увиденного в кабинете начальника никуда не исчезла. — Как вообще оборотень мог стать начальником следственного отдела?
— Текучка, — Фанис подтащил кресло и уселся рядом. — Сколько лет уже никто не держится больше года. Всех начальников до Толича посадили. Проклятая должность, прямо как у профессора защиты от тёмных сил...
— При чём тут должность? — Светлана махнула рукой, чуть не впечатав ладонь в лысину Поликарпова. — Он же не человек! Вы его видели? Он монстр! Он же опасен! А вдруг он нападёт на кого-нибудь?
— Тогда ты меня арестуешь и посадишь, — дверь в кабинет открылась, и Светлана увидела того самого монстра в синей форме с капитанскими погонами. Только ударивший в голову алкоголь помог ей усидеть на месте, лишив ноги способности двигаться.
Высокий. Поджарый. Чуть сгорбленный, будто постоянно готовый к прыжку . Длинные руки, даже через плотную ткань заметно, сколько в них силы. Серо-бурая шерсть. Волчья голова с острыми ушами и чёрным носом над плотно сомкнутой пастью. Только карие глаза, блестящие и пронзительные, отличались от звериных.
— В Заречном нашли труп, — голос начальника с трудом достиг её сознания. — Где Васильев?
— В суд убежал, — Поликарпов будто невзначай откатился на кресле, закрыв Светлану от руководства. Впрочем, она всё равно могла видеть монстра сверху лысины пожилого следователя.
— Какого чёрта дежурный СОГ по судам бегает? — рыкнул чудовищный начальник и наморщил нос, обнажая острые, чуть желтоватые зубы. — Ладно, сам скатаюсь. Стажёра закрыть в мой кабинет, пока не протрезвеет. Не хватало только слухов о пьянстве в управе.
Светлана почувствовала, как уши её наливаются огнём от стыда.

 

Вадим галантно довёл её до кабинета начальника. Помощь его оказалась не лишней — ноги едва слушались, так и норовя уронить на исшарканный линолеум коридора управления. Усадив её на диван, прячущийся позади громадного сейфа, Вадим пулей вылетел из кабинета. Скрежетнул ключ в замке, и Светлана осталась одна.
Она уронила голову на руки. Сначала обозвать начальника чудовищем, потом пытаться его убить. Употребление спиртного на рабочем месте. Под конец её ещё заперли от чужих глаз подальше. Хуже пройти первый день стажировки не мог.
— Так нечестно! — Светлана вскочила с дивана и, не удержавшись, завалилась вперёд, отчаянно хватаясь руками за воздух.
Она упала плашмя на вытоптанный ковёр, больно ударившись грудью и лицом. Сжалась в комок, рыдая и всхлипывая, прижимая руки к подозрительно мокрому, ноющему от удара носу. И так лежала, вдыхая запах шерсти и пыли, пока не уснула.

 

Проснулась она от стрёкота клавиатуры. Села, выбравшись из-под тяжёлой форменной куртки, которой была укрыта.
Кто-то перенёс её с пола на тот самый диван, с которого она так неудачно поднялась. Свет не горел, и кабинет освещался только мерцанием экрана монитора да ещё красными точками датчиков пожарной сигнализации.
В ритм монитору мерцали глаза оборотня, погружённого в работу. Два ярко-синих диска с чёрными провалами зрачков посередине оказались настолько завораживающим зрелищем, что Светлана забыла как здесь оказалась. И наблюдала за ними до тех пор, пока оборотень не прекратил набирать текст и посмотрел прямо на неё.
— С пробуждением, Светлана Васильевна.
Она отвела взгляд, радуясь, что в темноте её красных от стыда ушей не видно.
— До конца рабочего дня остался час, — принтер за спиной оборотня ожил, и начал выплёвывать листы бумаги один за другим. — Можете подождать здесь, пока все не уйдут.
— Зачем? — Светлана осторожно поднялась с дивана. Ноги держали крепко, и голова не болела. Хоть что-то хорошее.
— У вас косметика потекла. Лицо и одежда в крови.
В этот момент Светлана вспомнила, как тут оказалась. И вспомнила, с кем находится в одном кабинете.
— Да не бойся ты так, — в темноте сверкнул частокол зубов в пасти оборотня. — Если бы я что хотел с тобой сделать — сделал, пока ты слюни на ковёр пускала. Думаешь, мне нужны слухи, что от меня стажёрки выбегают зарёванные и в крови?
Светлана прижала руку к груди, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце.
— Можно я хотя бы свет включу? — тихо спросила она, мелкими шажками продвигаясь к двери.
— Угу.
Фосфорецирующие диски исчезли, видимо оборотень закрыл глаза или отвернулся. Светлана взялась за ручку двери и замерла. Весь её организм, весь накопленный за миллионы лет эволюции опыт бесчисленных предков, выживших в борьбе с природой, кричал: “Беги отсюда! Здесь опасно!”. Однако в словах начальника был здравый смысл. И к тому же, если она сбежит сейчас, вернуться уже не сможет. Да и вообще, сможет ли нормально жить? Не будут ли ей являться в кошмарах эти зубы, светящиеся в темноте глаза? Сможет ли она ходить по улицам, зная что где-то рядом ходит и он?
Светлана протянула руку и щёлкнула выключателем. Вернулась на диван, стараясь не смотреть на оборотня.
— Я посмотрел документы, которые ты здесь обронила, — голос оборотня, казалось, стал мягче. — Золотая медаль в школе, красный диплом юрфака академии. Почему следователь?
Светлана пожала плечами. Не рассказывать же про влюблённость на первом курсе и желание доказать всем, что она способна жить самостоятельно. И самостоятельно выбирать себе будущее, пусть даже и назло.
— Форма красивая. А вы? — Светлана украдкой глянула на начальника и зажмурилась. Оборотень сидел за столом без одежды. Если не считать за такую серо-бурую шерсть.
— Ну уж явно не из-за формы, — Олег Анатольевич снова застучал когтями по клавишам. — Жарко в ней. Только на выход надеваю.
На этом разговор закончился. Светлана сидела, разглядывая кабинет. Из её закутка она могла видеть только часть противоположной стены, закрытой шкафами с документами, большой стол для совещаний с приставленными вплотную стульями и рабочее место начальника. Тот сидел к ней почти боком и печатал, не обращая на неё внимания, так что Светлана смогла рассмотреть его полностью. Включая короткий, словно обрубленный хвост, торчащий из-за спинки кресла и изредка подрагивающий. Светлана перевела взгляд выше и заметила белёсые полоски кожи без шерсти, которые крест-накрест прочертили длинные линии по рукам оборотня. Как и откуда эти шрамы появились у оборотня?
Над головой Олега Анатольевича Светлана увидела среди множества грамот и благодарственных писем единственную фотографию. На ней трое мужчин в военной форме и с оружием в руках улыбались в объектив на фоне гор. Ей показалось, что один из этих военных чем-то неуловимо похож на оборотня, сидящего перед ней.
— А как вы стали… таким?
— Государственная тайна, — словно отрубил начальник, не отрываясь от работы. 
Молчание затягивалось. Светлана то и дело смотрела на часы — до шести часов оставалось ещё пятнадцать минут, а ей очень сильно хотелось в туалет.
— А куда вы ездили, что там за труп нашли? — спросила она, пытаясь хоть как-то отвлечься.
— Воистину, молчащая женщина подобна катастрофе, — оборотень раскрыл пасть и высунул язык, точно собака. — Школьницу задушили и изнасиловали. Сейчас убийцу Поликарпов допрашивать закончит и в суд дело отдаём. Удачно получилось, не то что с лунатиком.
— Удачно? — В голове Светланы не укладывалось, как можно ставить рядом изанислование, убийство и “удачно”.
— Ага, по горячим следам раскрыли, — Олег Анатольевич отодвинул в сторону клавиатуру и повернулся к ней. — Буквально. Он в мочу жертвы наступил, так я по его следу прямо до двери в квартиру дошёл. Он ещё так удивился, когда я дверь выбил и его лицом в пол уронил. Оказался соседом жертвы.
Светлана пожелала, чтобы этому уроду, изнасиловавшему и убившему невинную девочку, морда оборотня снилась каждую ночь в кошмарах.
— Зачем он это сделал?
Оборотень вздохнул и повернулся к монитору.
— Можешь потом у Андрея спросить.
— У кого?
— У Поликарпова, — оборотень мотнул головой и застучал по кнопкам. — Думаешь, жулики какие-то особенные? Да ничего подобного. Такие же люди, как мы… как ты.
— Я лучше потом в протоколе допроса прочитаю, — расспрашивать вечно занятого наставника Светлане не хотелось.
— А, протоколы для судей пишут, — махнул лапой начальник. — Вон, у меня в протоколе задержания: “По моей просьбе обвиняемый открыл дверь и, выслушав обвинение, добровольно согласился проследовать в отделение для дачи показаний”. Так что если хочешь что-то узнать, спрашивай. Или учись читать между строк.
Из коридора раздались звуки голосов и шагов, захлопали двери.
— Рабочий день окончен, стажёр. Приходи завтра.
Светлана дождалась, пока за дверью утихнет шум, и чуть ли не бегом поспешила в уборную.

 

Выйдя из здания управления, Светлана обернулась и отыскала окно кабинета начальника. Свет в нём не горел, но, как она уже убедилась, Олег Анатольевич прекрасно видел в темноте. Может он там и сейчас сидел.
Она тряхнула головой и постаралась выбросить из головы начальника отдела. Домой, скорее домой.
Дорогу ей преградила высокая фигура. Светлана вскрикнула и отскочила на полметра, выставив руку перед собой.
— Да не бойтесь, это я, Фанис, — коллега вышел на свет. — Решил вот задержаться, проверить, не съел ли вас Толич.
Он хохотнул, довольный своей шуткой. Светлану же разобрала злость. Этак она и правда будет от каждой тени шарахаться.
— Я тут подумал, — коллега широко улыбнулся, разведя руки в стороны. — у вас же первый день на новой работе, нужно это дело отметить! Я тут знаю рядом хороший бар — вкусное пиво, гриль и почти совсем недорого. И нам, как слугам правосудия, скидку сделают. А? Поехали?
— Спасибо, но я уже отметила, — Светлана шагнула в сторону, намереваясь обойти назойливого следователя. — Что мне наставник налил? Водку?
— Обижаете, — Фанис убрал руки и пристроился сбоку. — чистейший виноградный спирт. Разбавленный, конечно. Дядя мой с родины возит, натуральный продукт! Если не хотите отмечать, может хотя бы подвезти?
Светлана замедлила шаг. Предложение было и правда заманчивое. Толкаться в час пик в переполненном метро ей совсем не хотелось.
— А вам несложно?
— Стойте здесь, я мигом!
Фанис убежал в сторону стоянки. Через несколько минут к Светлане лихо подрулил чёрный “форд фокус” с тонированными стёклами.
Едва Светлана села и закрыла дверь, как Фанис вдавил педаль газа в пол, и машина рванулась вперёд с визгом проскальзывающих по асфальту покрышек. Светлана обеими руками вцепилась в ремень безопасности и изо всех сил давила ногами в пол, как будто это могло замедлить лавирующий между автомобилей “форд”.
— Фанис, — она нашла в себе силы выдавить из себя просьбу, — можно помедленнее?
— Да разве я быстро? — крикнул в ответ коллега, выруливая в узкий просвет между машинами под гудки сигналов и моргание фарами.
Взглянув на Светлану, он вздохнул и сбавил скорость, пристроившись за красным “пежо”.
— Мне интересно, Фанис, а как вы в бар собирались идти? — Светлана пристегнула, наконец, ремень и сложила руки на коленях. — Пьяным за руль потом?
— Так не напиваться ж, — коллега пожал плечами, — пара шотов только на пользу вниманию.
— Понятно, — Светлана дала себе обещание больше никогда не ездить с Фанисом за рулём.
— Как вам первый день на работе? — сменил тему коллега.
— Ужасно, — руки сами собой сжались в кулаки.
— Да ладно, — Фанис хохотнул, — разве это ужасно? Вот когда я с Толичем первый раз столкнулся, он мне чуть голову не отгрыз. Выбил из руки сигарету, повалил на землю и держал зубами за шею, пока я не запросил пощады. А вас он сразу в свою стаю принял.
— “Тебя”, — Светлана вздохнула. — Давай на “ты”. Раз уж мы в одной стае.
— Остаёшься с нами? — Фанис бросил на неё радостный взгляд. — Не побежишь с утра в кадры с заявлением о переводе? Настоящий боец! Я сразу понял, когда ты вместо выхода за оружием побежала.
Машина свернула с проспекта.
— Куда мы едем? — Светлана запоздало поняла, что не сказала коллеге точного адреса. — Нам прямо!
— Там вечно пробка, — беспечно отозвался коллега, — так что поедем козьими тропами.
Несколько поворотов — и они выехали в промзону. Глухие заборы вдоль улицы, редкие фонари, и полное отсутствие машин и людей. Сердце Светланы тревожно забилось. Ведь она никому не сказала, что поехала с Фанисом. Он может остановиться здесь, вытащить из машины и сделать с ней что угодно. И никто не узнает. Никто не придёт на помощь. Как той школьнице из Заречного.
— Давно ты работаешь следователем? — Светлана украдкой достала телефон и набрала смс: “Еду домой с коллегой”.
— Два года, — отозвался Фанис. — После срочки в ППС устроился, потом в опера перевёлся, отучился там на заочке и сюда. Нормальная работа, хоть и начальник — зверь.
— Можешь о нём рассказать? — ей вдруг стало стыдно за приступ паранойи, и телефон отправился в сумочку с так и не отправленным сообщением.
— Да чего рассказывать, — Фанис в очередной раз выкрутил руль, и машина оказалась на оживлённой улице. Светлана с удивлением поняла, что до дома не так и далеко. — Толич мировой мужик, хоть и покрыт шерстью с ног до головы. Бросить курить, вот, меня уговорил. Андрею Семёнычу жениться помог, хе-хе. А Ерохина, вместо которого тебя взяли, вообще выгнал за пьянство. 
— У него есть кто-нибудь? Родители? Родственники? Жена?
Фанис мотнул головой.
— Не, он у нас одинокий волк. Считай живёт на работе. Видела диван? На нём и ночует.
— И сегодня тоже?
— Сегодня вряд ли. Полнолуние.
Светлана выглянула в окно. Небо закрывали плотные тучи.
— Сегодня Толич будет охотиться на лунатика, — Фанис притормозил и моргнул фарами выезжающему из проезда между домами реанимобилю и махнул рукой — проезжай.
— Что за лунатик? — Светлана вспомнила, что начальник упоминал о нём в разговоре.
— Маньяк-убийца. Вот уже год его поймать не можем. После каждого полнолуния его жертв находим. Потому и прозвали лунатиком.
Форд дёрнулся и остановился. Фанис чертыхнулся, ударил по рулю и пощёлкал ключом зажигания. Машина на секунду завелась и снова заглохла.
— Как ты узнал, где я живу? — спросила она, отстёгивая ремень. Отсюда до дома оставалось пара минут ходьбы.
— Следователь я, или погулять вышел? — наигранно обиделся Фанис, выскакивая из машины и открывая капот. — Посдмотрел в кадрах. Проводить тебя до квартиры?
— Спасибо, сама доберусь.
Светлана аккуратно захлопнула дверь и, не оборачиваясь, зашагала к подъезду. Конечно, нужно было бы пригласить коллегу на чашку чая в благодарность, но коллеге, похоже, сейчас было не до угощения. Да и ей хотелось скорее остаться одной. Поужинать, забраться в тёплую ванну и включить какой-нибудь сериал.
Она прошла через арку проезда во двор, свернула на тропинку, идущую вдоль школьного стадиона. И краем глаза заметила движение.
Успела разглядеть сверкнувшую в свете одинокого фонаря лысину, прежде чем удар по голове погасил её сознание.

 

***

Яркий, ослепляющий свет.
Ощущение нереальности. Как будто её мысли отделились от тела и плавали внутри заполненной жидким мёдом оболочки.
В белом мареве сияния медленно стали проступать линии, пятна и цвета. Одновременно с этим медовая жидкость густела, принимая форму тела. Вернулось ощущение тяжести. К нему добавилась тягучая, невыносимая боль, требующая выхода.
И вместо того, чтобы закричать, она завыла.
Её вой отразился от проявившихся в свечении стен и потолка, с аккомпанементом звона стёкол в окне больничной палаты. Чья-то рука сжала её запястье, и она повернула голову.
— Я с тобой.
Волчья голова начальника так нелепо смотрелась над воротом синей рубашки, что боль, пронзающая тело Светланы отступила.
— Ты можешь говорить?
— Я-а-а-а, — с горлом творилось что-то странное. Собственный голос казался Светлане чужим, — да-а-а-а.
— Кто это был? Кто на тебя напал? Ты разглядела его лицо? Рост? Приметы? — град вопросов оборотня вернул Светлану на землю. На неё напали. В ста метрах от дома.
— За-а-а-а что-о-у?
— Кто это был? Как он выглядел? — проигнорировал оборотень её вопль.
— Не-е-е-е… — Светлана вспомнила. — Низки-ий, лысы-ый, чё-оррррны-ый! Уда-а-арил ле-е-евой… бо-о-о-ольно-о-о-о-у-у-у!
Её крик перешёл в ещё один вой, заставивший дребезжать стёкла. В палату вбежала женщина в белом халате. Оттолкнув нависающего над Светланой оборотня, вколола светло-синюю жидкость прямо в трубку капельницы. Свет, и без того потускневший, стал угасать ещё быстрее.

 

***

— У тебя была проломлена затылочная кость, — сидевший рядом с её кроватью начальник следственного отдела сцепил пальцы в замок, опустив голову и прижав уши. — Обширное кровоизлияние в мозг. Ты была в коме, и не прожила бы и суток. Это был единственный выход.
— Дайте зеркало.
Слышать собственный голос до сих пор было непривычно. 
Олег Анатольевич вздохнул, достал из кармана рубашки смартфон, протянул Светлане.
Она поцарапала когтем экран в попытке разблокировать. Нажала на камеру.
С экрана на неё смотрела волчья морда, такая же, как и у сидящего рядом оборотня. Разве что уши поменьше да шерсть посветлее. Смартфон выпал из её пальцев. Слёзы потекли из глаз, и она рефлекторно слизала их.
— Как мне теперь жить с этим? — спросила она у вновь прижавшего уши Олега Анатольевича.
— Есть реабилитационный центр для таких как ты… как мы. Когда выпишут, я тебя отвезу.
Светлана кивнула. Оставался ещё один вопрос, на который она хотела узнать ответ.
— Вы его поймали?
Оборотень наморщил нос, обнажая желтоватые зубы.
— Скоро. Скоро поймаю.

Created: 10/06/2020 16:54:12
Page views: 32
CREATE NEW PAGE