21

Космодесантник попадает в плен к расе разумных кошек

 

— Обезя! Обезя! — по груди Александра проскакали мягкие лапки, в губу впились иголки зубов. — Просыпайся, Обезя!

Десантник сел, рефлекторно хлопнув рукой по бедру в поисках рукояти болтера. И окончательно проснулся, наткнувшись пальцами на блямбу коннектора силовой брони на голой коже. Разбудивший его чёрно-рыжий котёнок крутился рядом, нетерпеливо помявкивая.

— Ну что ты такой вялый, Обезя? Живее! Быстрее! Веселее! Сегодня тот самый день! Сегодня мы охотимся на Кхаа!

Александр вздохнул и поднялся. Отодвинул плетёную циновку, закрывающую портал десантной капсулы. И выбрался на утоптанную поляну, окружённую густым лесом. На пандусе капсулы сидела дюжина котят, казавшихся серыми в предрассветных сумерках.

— Обезя, отнеси котят к арене, — подкожный транслятор перевёл Александру мурлыканье сидящей чуть поодаль кошки.

— Как прикажете, матрона Мряв, — Александр опустился на колено, позволяя котятам забраться на плечи и голову. Когти подросшего за сезон молодняка неприятно заскребли по коже.

— Эй! А я как же? — разбудивший его котёнок, которому места на спине Александра не осталось, обиженно мявкнул.

— Извини, котёнок Ксав, тебе придётся ждать следующей охоты, — бывший десантник поднялся, и транслятор взорвался раздражёнными возгласами пытающихся удержаться на нём котят. Особо недовольный дымчатый подросток даже укусил его за ухо.

Ксав зашипел и подскочил к чёрной кошке, оставшейся на земле. — Мама, прикажи Обезе, пусть меня несёт! Мама!

Но матрона молча ушла, словно растворившись среди выпирающих корней исполинских деревьев.

— Мама! Мама! — голос Ксава затих, удаляясь. 

Александр, пригнувшись под живой ношей, побежал через лес к арене испытаний.

 

Бело-оранжевое светило едва показалось из-за верхушек деревьев, когда Александр добрался до места. Арена испытаний представляла собой каменистую вершину холма, круглую проплешину полсотни шагов диаметром в море окружающего леса. По центру проплешины торчал каменный столб, словно палец великана, указывающий в сиреневое небо. На краю арены их дожидался одноглазый серый кот с изломанным хвостом.

— Охота… котята... опасный…

Александр коснулся кончиками пальцев контактов на шее. В последнее время транслятор всё чаще стал отключаться. Дух машины слабел, несмотря на ежедневные молитвы Омниссии. Александр зашептал слова литании перезарядки, прикрыв глаза.

Хотя сейчас перевод ему был не нужен. Он уже много раз поднимался на этот холм с подросшими котятами на спине, и знал, что произойдёт дальше. Котята уйдут к вершине, и никто не вернётся.

К тому моменту, как Александр завершил молитву, одноглазый кот закончил речь. Котята исчезли в лабиринте камней, и Александр сел на землю. Зажал уши. Но даже через прижатые ладони он услышал полные боли визги котят.

Постепенно они стихли. Александр посмотрел на одноглазого, но тот не торопился уходить, вглядываясь в каменный лабиринт. Изломанный хвост старого кота мелко подёргивался.

Раздался ещё один крик, хрустнули сминаемые кости. Старый кот наконец повернулся к Александру.

— Где ещё один, Обезя? — через транслятор голос кота впился в мозг Александра. Бывший космодесантник посмотрел в жёлтый глаз с вертикальным зрачком.

— Ксав останется с прайдом. Шусс, мы уже говорили о том, что этот котёнок особенный. Если он сможет передать дар телепатии своим детям, охота прайда станет эффективнее...

Одноглазый спрыгнул с камня, подошёл к Александру и без предупреждения впился зубами в его ногу.

Александр вздрогнул, но молча вытерпел.

— Его дети… — кот раздражённо дёрнул хвостом, отскочив от Александра. — Его дети! Как подумаю, что этот мелкий комок шерсти будет крыть моих самок, так убить тебя хочется, Обезя!

— Он же твой сын.

— Как и те котята, — кот повернулся к арене. — Зачем они вообще рождаются? Были бы одни девочки, как бы всё стало проще.

— Чтобы когда ты умрёшь, прайд мог…

— Заткнись, умник! — зашипел одноглазый. — Почему я не убил тебя во сне? Неделю бы пировал. Но нет же, любопытно стало, что ты за зверь такой, лысая обезьяна. Приручить решил, как того вон, чешуйчатого. А сейчас даже не знаю, кто из нас кого приручил.

— Разве я хоть раз подвёл тебя? — Александр взял кота на руки и почесал за ухом. — Не бойся, я буду с тобой до смерти.

— Как раз этого я и боюсь, — проворчал кот, закрыв глаз. — Ладно, возвращаемся.

Александр повернулся к лесу.

В этот момент мимо него пронеслась чёрно-рыжая молния.

— Я пришёл! — голос Ксава заставил Александра выронить возмущённо мяукнувшего Шусса.

— Нет! — Александр бросился вдогонку за котёнком. — Стой!

Огибая камни, он устремился к вершине. Но не успел — отчаянный крик боли взорвался у него в голове, сделав ноги ватными.

Выскочив на ровную площадку перед каменным столбом, Александр увидел лишь торчащие лапи из медленно стягивающихся колец змеиного тела.

— Отпусти его! — заорал Александр, хватая голову громадного серо-коричневого питона и прижимая к камню.

Питон словно взорвался, взметнувшись плетью над землей. И Александр не удержался на ногах, сдавленный тугим канатом змеиного тела. Рухнул, по-прежнему сжимая в руках голову змеи. Чёрно-рыжий комок шерсти, бывший только недавно живым котёнком, упал рядом на подстилку из камней и высохших костей.

— У нас договор! — перевёл транслятор возмущённое шипение. — Все, кто приходят сюда, становятся моей добычей!

— Тебе мало? — Александр с трудом вдохнул, наваливаясь на противника. — Сейчас добавлю!

— Отпустите друг друга, оба! — мявкнул одноглазый вожак прайда, выскочив из-за камня.

Питон мигнул третьим веком и медленно расслабил кольца. Александр отпустил его голову и подобрал с земли тельце Ксава.

— Оставь его мне! — зашипел свернувшийся в клубок питон.

— Заткнись, кишка кожаная, — Шусс выгнул спину, распушив изломанный хвост. — Или забыл, кто разреши тебе здесь жить, а? Я тебе мигом напомню. Обезя!

— Что? — Александр приложил ухо к изломанному тельцу котёнка, тщетно пытаясь услышать биение сердца.

— Отдай ему тело.

 

Александр сидел внутри капсулы, служившей ему домом на этой планете много, очень много дней. Тонкий провод шёл от его шеи к потолку, где исчезал в переплетении себе подобных и выходил на крышу, к солнечной панели. Раньше, чтобы зарядить аккумуляторы имплантов, Александру хватало нескольких минут. Теперь же приходилось молить Омниссию о снисхождении по несколько часов.

Циновка стены колыхнулась, пропуская внутрь чёрную кошку.

— Доброго здоровья, матрона Мряв, — поприветствовал Александр гостью, прерывая молитву.

Кошка запрыгнула ему на колени и улеглась, обернувшись хвостом.

— Ты всегда грустишь в день испытания, Обезя, — промурлыкала она. — Но сегодня ты сам не свой. Неужели Ксав тебе так нравился? Он смешно разговаривал, но из всех моих детей не был ни самым сильным, ни самым красивым. Ни самым умным, если уж так глупо погиб.

Александр провёл рукой по шерсти гостьи, выдернув запутавшуюся в ней колючку.

— Шусс рассказывал тебе, как я стал его пленником?

— Много, много раз, — Мряв извернулась, подставляя Александру белок пузо. — Да весь прайд эту историю уже выучил наизусть, как великий и бесстрашный вожак Шусс приручил гигантскую лысую обезьяну, которая держала в страхе весь лес от красных скал до солёной воды. 

— Я даже не знаю, как здесь оказался, — Александр осторожно прошёлся по мягкой шерсти и выловил блоху. — Только что был в казарме на эсминце, и вот уже один на неизвестной планете. Сколько дней я держал оборону, прежде чем понял, что за мной никто не придёт? Сбился со счёта. Я отчаялся. Вера в Императора пошатнулась. Я уже был готов убить себя, когда со мной заговорил котёнок.

— Шусс? — подняла голову Мряв.

— Да, — Александр раздавил насекомое и снова прошёлся пальцами по шерсти гостьи. — Ваши сородичи до этого на меня нападали без слов, так что его речь стала для меня спасением. Так что когда Шусс предложил мне стать его питомцем, я согласился без колебаний.

— А ещё ты назвал его милым, — хихикнула кошка, вытягиваясь. — Ужасного, кошмарного кота, который держит в страхе весь лес от красных скал до солёной воды. Вы друг друга стоите. Но при чём тут Ксав?

— В моём теле механизмы изнашиваются быстрее, чем биологические ткани, — вздохнул Александр. — Их дух машины слабеет. Однажды настанет день, когда я не смогу понимать вас. Как и вы меня. Единственный, с кем я мог разговаривать без транслятора — Ксав. Но он умер.

— Выучи наш язык, — фыркнула Мряв, вновь сворачиваясь в клубок.

— Я не слышу половины того, что вы говорите, и не способен произнести ещё больше.

— Глупый Обезя, — муркнула кошка, закрывая глаза, — скоро я рожу ещё котят. Может быть среди них будет ещё один Ксав.

— Может быть, — Александр аккуратно отцепил провода от шеи, и вздохнул, боясь пошевелиться и разбудить уснувшую у него на коленях кошку.


Created: 14/06/2020 08:19:18
Page views: 26
CREATE NEW PAGE